Культура » Momento mori

Oдинокий человеческий голос

"Я недавно была такая счастливая. Почему? Забыла...
Все осталось где-то в другой жизни... Я не понимаю... Не знаю, как
снова смогла жить. Захотела жить. Вот -- смеюсь, разговариваю. Я так
тосковала... Я была как парализованная... Хотелось с кем-нибудь говорить, но
с кем-нибудь не из людей. Зайду в церковь, там тихо-тихо, как в горах
бывает. Тихо-тихо. Там можно забыть свою жизнь. А утром проснусь... Ищу
рукой... Где он? Его подушка, его запах... Маленькая незнакомая птичка
бегает по подоконнику с маленьким колокольчиком и будит, никогда раньше
такого звука, такого голоса не слышала. Где он? Я не все могу передать, не
все проговаривается. Не понимаю, как я осталась жить. Вечером дочка
подойдет: "Мам, я уроки уже выучила". Тут я вспомню, что у меня есть дети. А
где же он? "Мам, а у меня пуговичка оторвалась. Пришей". Как мне уйти за
ним? Встретиться. Закрою глаза и думаю о нем, пока не усну. Во сне он
приходит, но только мельком, быстро. Сразу исчезает. Я даже слышу его
шаги... Вот куда он исчезает? Где? А ему так не хотелось умирать. Смотрит в
окно и смотрит. На небо... Я ему одну подушку подложу, вторую, третью...
Чтобы было высоко. Он умирал долго... Целый год... Мы не могли расстаться...
(Долго молчит.)
Нет-нет, не бойтесь, не заплачу... Я разучилась плакать. Хочу
говорить... В другой раз так тяжело, так невыносимо - хочу сказать себе,
убедить, что я ничего не помню. Как моя подруга. Чтобы не сойти с ума...
Она...Наши мужья умерли в один год, они вместе были в Чернобыле. Она замуж
собирается, хочет забыть, прикрыть эту дверь. Дверь туда... За ним...
Нет-нет, я ее понимаю. Я знаю.... Надо выжить... У нее дети... Мы где-то
побывали, где еще никто не был, что-то такое видели, что никто не видел.
Молчу-молчу, а однажды в поезде начала рассказывать незнакомым людям. Зачем?
Одной страшно...
Он уехал в Чернобыль в мой день рождения... Гости еще сидели за столом,
перед ними извинился. Поцеловал. А машина уже ждала под окном.
Девятнадцатого октября тысяча девятьсот восемьдесят шестого года. Мой день
рождения... Он -- монтажник, ездил по всему Советскому Союзу, а я его ждала.
Так повелось годами. Мы жили, как живут влюбленные -- прощались и
встречались. А тогда... Страх овладел только нашими мамами, его мамой и
моей, а у нас с ним страха не было. Теперь думаю: почему? Мы же знали, куда
он едет? Ну, взять бы у соседского мальчика учебник физики за десятый класс
и хотя бы его пролистать. Он там без шапки ходил. У других его ребят через
год все волосы осыпались, а у него наоборот шевелюра погуще стала. Никого из
них уже нет. Его бригада, семь человек, все умерли. Молодые... Один за
одним... Первый умер через три года... Ну, думали: случайность. Судьба. За
ним второй, третий, четвертый... Теперь каждый стал ждать, когда он... Вот
как они жили! Мой муж умер последним... Монтажники-верхолазы... Они
отключали свет в выселенных деревнях, лазили по столбам. По мертвым домам,
улицам. Все время на высоте, наверху. Рост у него под два метра, вес --
девяносто килограммов, -- кто мог его такого убить? Страха у нас долго не
было... (Неожиданно улыбается.)
Ах, какая я была счастливая! Вернулся... Я его увидела...В доме --
праздник, всегда, когда он возвращался, был праздник. Ночная сорочка у меня
есть длинная-длинная, красивая-красивая, я ее надевала. Любила дорогое
белье, оно все у меня хорошее, но эта сорочка особенная. Праздничная. Для
первого нашего дня... Ночи... Я все его тело знала, назубок, я все целовала.
Мне, бывало, даже приснится сон, что я какая-то часть его тела, -- так мы
неразделимы. Без него очень скучала, мне физически без него было больно.
Когда мы с ним расставались, я на какое-то время теряла ориентир -- где я,
на какой улице, какой час... Выпадала из времени... Он приехал сразу с
лимфоузлами на шее, я их губами услышала, они небольшие, но я спросила:
"Покажешься врачу?" Успокоил: "Пройдет". -- "Как там, в Чернобыле?" --
"Обычная работа". Ни бравады, ни паники. Одно выпытала: "Там так же, как и
здесь". В столовой, где их кормили, на первом этаже обслуживали рядовых --
лапша, консервы, а на втором у начальства, военных генералов -- фрукты,
красное вино, минеральная вода. Чистые скатерти. У каждого -- дозиметр. А им
на всю бригаду ни одного не дали.
Я помню море... Мы еще ездили с ним к морю, я запомнила, что моря так
много, как и неба. Подруга с мужем... Они тоже с нами поехали... И она
вспоминает: "Море грязное. Все боялись холерой заразиться". Что-то такое
газеты писали... Я помню иначе... В ярком цвете... Я помню, что море было
везде, как и небо. Синее-синее. И он рядом. Я родилась для любви... Для
счастливой любви...В школе девочки мечтали: кто поступить в институт, кто
уехать на комсомольскую стройку, а я хотела выйти замуж. Любить
сильно-сильно, как Наташа Ростова. Только любить! Но никому в этом не могла
признаться, потому что в то время, вы должны помнить, разрешалось мечтать
только о комсомольской стройке. Нам это внушали. Рвались в Сибирь, в
непроходимую тайгу, помните, пели: "за туманом и за запахом тайги". В
институт в первый год не попала, не добрала баллов, пошла работать на
телефонную станцию. Там мы с ним познакомились... Я дежурила... И я сама его
на себе женила, я его попросила: "Женись на мне. Я тебя так люблю!"
Влюбилась по уши. Такой красивый парень... Я... Я на небесах летала. Я сама
его попросила: "Женись на мне". (Улыбается.)
В другой раз задумаюсь и ищу себе разные утешения: а, может, смерть --
это не конец, он всего лишь изменился и живет где-то в другом мире. Где-то
рядом? Я работаю в библиотеке, много книг читаю, с разными людьми
встречаюсь. Мне хочется говорить о смерти. Понять. Я ищу утешение. В
газетах, в книгах вычитываю... В театр иду, если там об этом, о смерти...
Мне физически без него больно, я не могу одна...
Он не хотел идти к врачу: "Я ничего не слышу. Мне не болит". А
лимфоузлы уже стали величиной с куриное яйцо. Силой затолкала в машину и
отвезла в поликлинику. Направили к онкологу. Один врач посмотрел, позвал
второго: "Тут еще один чернобылец". И они уже его не отпустили. Через неделю
сделали операцию: удалили полностью щитовидную железу, гортань и заменили их
какими-то трубочками. Да... (Замолкает.) Да... Теперь я знаю, что это тоже
было еще счастливое время. Господи! Какой ерундой я занималась: бегала по
магазинам, покупала подарки врачам -- коробки конфет, импортные ликеры.
Нянечкам шоколадки. И они брали. А он надо мной посмеивался: "Пойми, они --
не боги. А химии и облучения тут всем хватает. Дадут и без конфет". Но я
мчалась на конец города за тортом "Птичье молоко" или за французскими
духами, -- все это в те времена только по знакомству, из-под полы. Перед
отправкой домой... Мы... Мы едем домой! Мне дали специальный шприц,
показали, как им пользоваться. Я должна была кормить его через этот шприц.
Всему научилась. Четыре раза на день варила что-нибудь свежее, обязательно
свежее, перемалывала это на мясорубке, перетирала на ситечке и потом
набирала в шприц. Прокалывала одну из трубок, самую большую, а она шла в
желудок... Но он перестал чувствовать запахи, различать. Спрошу: "Вкусно?"
Не знает.
Но мы все равно несколько раз еще бегали в кино. И там целовались.
Зависли на такой то-о-о-ненькой ниточке, а нам представлялось, что снова
зацепились за жизнь. О Чернобыле старались не говорить. Не вспоминать.
Запретная тема... К телефону его не подпускаю. Перехватываю. Ребята его один
за одним умирают... Запретная тема... Но как-то утром бужу его, подаю халат,
а он не может встать. И сказать ничего не может... Перестал говорить...
Глаза большие-большие... Вот когда он испугался... Да... (Снова замолкает.)
Оставался у нас еще год... Весь этот год он умирал... С каждым днем ему хуже
и хуже, и он же знает, что его ребята умирают... Мы ведь еще с этим жили...
С этим ожиданием... Говорят -- Чернобыль, пишут -- Чернобыль. Но никто не
знает, что это... Все теперь у нас по-другому: рождаемся не такие, умираем
не так. Не так, как все. Вы у меня спросите, как умирают после Чернобыля?
Человек, которого я любила, любила так, что не могла бы любить больше, если
бы я его сама родила, на моих глазах превращался... В чудовище... Удалили
лимфоузлы, их нет и нарушилось кровообращение, и нос уже как-то сдвинулся,
увеличился раза в три, и глаза уже какие-то другие -- разошлись в разные
стороны, в них незнакомый свет появился и выражение, как будто не он, а
кто-то еще оттуда выглядывает. Потом один глаз совсем закрылся... А я чего
боюсь? Мне бы только, чтобы он себя не увидел... Не запомнил таким. Но он
начал меня просить, показывать руками, что, мол, принеси зеркало. Я то на
кухню убегу, будто забыла, не слышала, то еще что-нибудь придумаю. Два дня
его так обманывала, на третий день пишет мне в тетрадочку большими буквами и
с тремя восклицательными знаками: "Дай зеркало!!!" У нас уже была
тетрадочка, ручка, карандаш, мы уже таким образом общались, потому что даже
шепотом он не мог говорить, даже шепот у него не получался. Полная немота. Я
бегом на кухню, стучу кастрюлями. Не читала, не слышала. Опять мне пишет:
"Дай зеркало!!!" -- и с этими знаками... Принесла ему зеркало, самое
маленькое. Глянул, схватился за голову и качается, качается по кровати... Я
-- к нему, давай уговаривать... "Вот немного поправишься, и мы поедем с
тобой куда-нибудь в заброшенную деревню. Купим дом и будем там жить, если ты
не захочешь в городе, где много людей. Будем жить одни". Я его не
обманывала, я поехала бы с ним куда угодно, только бы он был, а какой --
неважно. Он -- и все. Я его не обманывала...
Не вспомню ничего, о чем хотелось бы промолчать. А было все... Я так
далеко заглянула, может быть, дальше смерти... (Останавливается.)
Мне было шестнадцать лет, когда мы познакомились, он старше меня на
семь лет. Два года встречались. Я очень люблю у нас в Минске район возле
главпочтамта, улицу Володарского, там под часами он назначал мне свидание. А
жила я возле камвольного комбината и ездила на пятом троллейбусе, который не
останавливался возле главпочтамта, а немного проезжал вперед, к магазину
"Детская одежда". Ехал он до поворота медленнее, то, что мне надо.Чуть-чуть
всегда припоздаю, чтобы увидеть через окно и ахнуть: какой красивый парень
меня ждет! Ничего не замечала два года, ни зимы, ни лета. Водил на
концерты... На мою любимую Эдиту Пьеху... На танцы не бегали, на
танцплощадку, он не умел танцевать. Целовались, только целовались... Называл
меня: "Маленькая моя". День рождения, опять мой день рождения... Странно, но
все самое главное у меня происходило именно в этот день, вот и не верь после
этого в судьбу. Стою под часами: в пять -- свидание, а его нет. В шесть --
расстроенная, в слезах бреду на свою остановку, перехожу улицу, оглянулась,
как почувствовала -- бежит за мной, на красный свет, в рабочей спецовке, в
сапогах... С работы раньше не отпустили... Таким я его больше всего и
любила: в охотничьем костюме, в телогрейке, -- ему все шло. Поехали к нему
домой, он переоделся и решили отметить мой день рождения в ресторане. Но в
ресторан мы уже не попали, так как был вечер, свободных мест нет, а сунуть
пятерку или десятку (это еще старые деньги) швейцару, как другие, ни он, ни
я не умели. "Давай, -- вдруг засиял весь, -- купим в магазине шампанское,
набор пирожных и пойдем в парк, там отпразднуем". Под звездами, под небом!
Вот он был такой... На скамейке в парке Горького мы просидели до утра.
Другого такого дня рождения у меня в жизни не было, вот тогда я ему и
сказала: "Женись на мне. Я тебя так люблю!!" Засмеялся: "Ты еще маленькая".
А назавтра отнесли заявление в загс...
Ах, какая я была счастливая! Ничего бы не поменяла в своей жизни, даже
предупреди кто-нибудь сверху, со звезд... Дай сигнал... В день свадьбы он не
нашел свой паспорт, мы весь дом перерыли, искали. Нас записали в загсе на
какой-то бумажке. "Доченька, это плохой знак", -- плакала моя мама. Потом
паспорт отыскался в его старых брюках, на чердаке. Любовь! Это даже была не
любовь, а долгое влюбление. Как я танцевала утром у зеркала: я красивая, я
молодая, он меня любит! Теперь я забываю свое лицо, то, лицо, что было у
меня с ним... Я не вижу этого лица в зеркале...
Можно ли об этом говорить? Называть словами... Бывают тайны... Я до сих
пор не понимаю, что это было. До самого последнего нашего месяца... Он звал
меня ночью... У него были желания. Любил сильнее, чем раньше... Днем, когда
я смотрела на него, не верила в то, что происходило ночью... Мы не хотели с
ним расставаться... Я его ласкала, гладила. В те минуты я вспоминала самое
радостное... Счастливое... Как он приехал с Камчатки с бородой, отрастил там
бороду. Мой день рождения в парке на скамейке... "Женись на мне..." Надо ли
говорить? Можно ли? Я сама к нему шла, как идет мужчина к женщине... Что я
могла ему дать, кроме лекарств? Какую надежду? Он так не хотел умирать... У
него была вера, что моя любовь нас спасет. Такая любовь! Только маме своей
ничего не рассказывала, она бы меня не поняла. Осудила. Прокляла. Это же не
обычный рак, которого тоже все боятся, а чернобыльский, он еще страшнее.
Врачи мне объяснили: порази метастазы внутри организм, он быстро бы умер, а
они поползли верхом... По телу... По лицу... Что-то черное на нем наросло.
Куда-то подевался подбородок, исчезла шея, язык вывалился наружу. Лопались
сосуды, начиналось кровотечение. "Ой, -- кричу, -- опять кровь". С шеи, со
щек, с ушей... Во все стороны... Несу холодную воду, кладу примочки -- не
спасают. Что-то жуткое. Вся подушка зальется... Тазик подставлю, из
ванной... Струйки ударяются... Как в подойник... Этот звук... Такой мирный и
деревенский... Я его и сейчас по ночам слышу... Пока он в сознании, хлопает
в ладоши -- это у нас условный знак: зови! Вызывай "скорую". Он не хотел
умирать... Ему сорок пять лет... Звоню на станцию "скорой помощи", а они уже
нас знают, ехать не хотят: "Мы ничем не можем помочь вашему мужу". Ну, хотя
бы укол! Наркотик. Сама уколю, научилась, а укол -- синяком под кожей, не
расходится. Один раз дозвалась, прибыла "скорая"... Молодой врач...
Приблизился к нему и тут же назад пятится-пятится: "Скажите, а он случайно у
вас не чернобыльский? Не из тех, кто побывал там?" Я отвечаю: "Да". И он, я
не преувеличиваю, вскрикнул: "Миленькая моя, скорей бы это кончилось!
Скорей! Я видел, как умирают чернобыльцы". А мой же в сознании, он это
слышит... Хорошо еще, что не знает, не догадывается: он уже один из своей
бригады остался... Последний... В другой раз медсестру из поликлиники
прислали, так она в коридоре постояла, даже в квартиру не зашла: "Ой, я не
могу!" А я могу? Я все могу!! Что мне придумать? Где спасение? Он кричит...
Ему больно... Весь день кричит... Тогда я нашла выход: вливала в него через
шприц бутылку водки. Отключится. Забудется. Не сама догадалась, другие
женщины подсказали... С такой же бедой... Придет его мама: "Почему ты
отпустила его в Чернобыль? Как ты могла?" А мне и в голову тогда не могло
прийти, что надо было не отпустить, а ему, наверное, -- что он мог не
поехать. Это же было другое время, как военное. И мы были тогда другие.
Как-то я у него спросила: "А сейчас не жалеешь, что туда поехал?" Головой
крутит -- нет. В тетрадочке пишет: "Умру, продашь машину, запасные колеса, а
за Толика (это его брат) замуж не выходи". Толику я нравилась...
Я знаю тайны... Сижу возле него... Он спит... У него еще был красивый
волос... Я взяла и тихонько отрезала прядь... Открыл глаза, посмотрел, что у
меня в руках, улыбнулся. У меня остались его часы, военный билет и
чернобыльская медаль... (После молчания.) Ах, какая я была счастливая! В
роддоме, помню, днями сижу у окошка, его жду, выглядываю. Ничего толком не
понимала: что со мной, где я? Мне бы на него посмотреть... Не могла
наглядеться, как чувствовала, что это должно скоро кончиться. Утром кормлю и
любуюсь, как он ест. Как он бреется. Как идет по улице. Я -- хороший
библиотекарь, но я не понимаю, как это можно страстно любить работу. Я
любила только его. Одного. И я не могу без него. Я кричу ночами... В подушку
кричу, чтобы дети не услышали...
Ни на минуту не представляла, что мы расстанемся... Что... Уже знала,
но не представляла.... Моя мама... Его брат... Они меня готовят, намекают,
что врачи, мол, советуют, дают направление, одним словом, под Минском, есть
специальная больница, где раньше умирали вот такие обреченные... Афганцы...
Без рук, без ног... А теперь туда чернобыльцев везут. Уговаривают: там ему
будет лучше, врачи всегда рядом. Не хотела, я слышать об этом не хотела.
Тогда они его убедили, и он начал меня умолять: "Отвези туда. Не мучайся". А
я то бюллетень прошу, то на работе отпуск за свой счет выпрашиваю. По закону
бюллетень дают только для ухода за больным ребенком, а отпуск за свой счет
не больше месяца. Но он всю нашу тетрадку исписал. Взял с меня слово, что я
его туда отвезу. Я поехала на машине с его братом. На краю деревни,
называлась она Гребенка, стоял большой деревянный дом, колодец
развалившийся. Туалет на улице. Старушки какие-то в черном... Богомольные...
Даже из машины не двинулась. Не поднялась. Ночью целую его: "Как ты мог меня
об этом просить? Никогда этого не будет! Никогда этого не будет! Никогда!!"
Я его всего целовала...
Самые страшные последние недели... Полчаса писали в поллитровую
баночку. Глаз не поднимает. Ему стыдно. "Ну, как ты можешь так думать?!" --
целую его. В последний день случилась такая минута: он открыл глаза, сел,
улыбнулся и сказал: "Валюшка!.." Я онемела от счастья... От его голоса...
С работы позвонили: "Мы красную грамоту принесем". Спрашиваю у него:
"Хотят твои ребята прийти. Грамоту вручат". Головой крутит: нет-нет! Но они
приехали... Деньги какие-то принесли, грамоту в красной папке с фотографией
Ленина. Взяла ее и думаю: "За что же он умирает? В газетах пишут, что это не
только Чернобыль, а коммунизм взорвался. Советская жизнь кончилась. А
профиль на красной папке тот же..." Хотели ребята ему какие-то слова хорошие
сказать, но он накрылся одеялом, только волосы торчали. Постояли над ним и
ушли. Уже боялся людей... Одну меня не боялся. Но умирает человек один... Я
его звала а он уже глаза не открывал. Только дышал...Когда хоронили,
прикрыла ему лицо двумя носовыми платочками. Если кто просил показать, я
открывала... Одна женщина упала... А когда-то она его любила, я его к ней
ревновала. "Дай последний раз посмотрю". -- "Смотри". Я не рассказала, что,
когда он умер, никто не мог к нему подойти, все боялись. А родственникам
самим нельзя мыть, одевать. По нашим славянским обычаям. Привезли из морга
двух санитаров, они попросили водки: "Мы видели, -- признались, -- все:
разбитых, порезанных, трупы детей после пожара... Но такое впервые...
(Затихает.) Он умер и лежал горячий-горячий. К нему нельзя было
притронуться... Я остановила в доме часы... Семь утра... И часы наши по
сегодняшний день стоят, не заводятся... Мастера вызывала, он руками развел:
"Тут не механика и не физика, а метафизика".
Первые дни... Без него... Спала два дня, не могли добудиться, встану,
попью воды, даже не ела, и опять на подушку упаду. Сейчас мне странно: как
это я могла уснуть? У подруги муж умирал, он швырял в нее посудой. Плакал.
Почему она такая молодая, красивая? А мой только смотрел на меня и
смотрел... В нашу тетрадку записал: "Умру, сожги мой прах. Я хочу, чтобы ты
не боялась". Почему он так решил? Ну, разные слухи: чернобыльцы и после
смерти "светятся"... Ночью над могилами поднимается свет...Я сама читала,
что могилы чернобыльских пожарников, умерших в московских госпиталях и
похороненных под Москвой в Митино, люди обходят стороной, своих мертвых
возле них не кладут. Мертвые мертвых боятся, не говоря о живых. Потому что
никто не знает, что такое -- Чернобыль. Одни догадки. Предчувствия. Он
привез из Чернобыля белый костюм, в котором там работал. Брюки, спецовка...
Так этот костюм лежал у нас на антресолях до его смерти. Потом мама решила:
"Надо выбросить все его вещи". У нее был страх... А я даже тот его костюм
берегла. Преступница! У меня же в доме дети. Дочка и сын... Отвезли за город
и закопали... Я много книг прочла, я живу среди книг, но ничего не могут
объяснить. Привезли урночку... Не страшно... Я рукой потрогала и там что-то
мелкое, как ракушки на берегу моря, в песке, это тазобедренные косточки. До
этого к вещам его прикасаюсь, не слышу, не чувствую, а тут как обняла.
Ночью, помню, он -- мертвый, сижу возле него. И вдруг какой-то дымок...
Второй раз увидела этот дымок над ним в крематории... Его душа... Никто ее
не видел, а я видела... У меня чувство: еще раз свиделись...
Ах, какая я была счастливая! Какая счастливая... Он уедет в
командировку... Я дни, часы считаю до нашей встречи. Секундочки! Я физически
без него не могу... Не могу! (Закрывает лицо руками). Вспоминаю...Мы поедем
с ним к его сестре в деревню, вечером она показывает: "Тебе в этой комнате
постелила, а ему в той". Посмотрим друг на друга и рассмеемся. Не
представляли, что можно спать раздельно, в разных комнатах. Только вместе. Я
не могу без него... Не могу! Многие сватались... Брат его сватался... Они
так похожи... Рост. Даже походка. Но мне кажется, если кто-то другой ко мне
дотронется, я буду плакать и плакать. Никогда не остановлюсь...
Кто его у меня забрал? По какому праву? Вручили повестку с красной
полосой девятнадцатого октября тысяча девятьсот восемьдесят шестого года...
(Приносит альбом. Показывает свадебные фотографии. И когда я уже хочу
попрощаться, останавливает.)
Как мне дальше жить? Я вам не все... Не до конца... Я была
счастливая... До безумия... Есть тайны... Может, не надо моего имени...
Молитвы читают в тайне... Про себя... (Замолкает.) Нет, назовите имя! Богу
напомните... Я хочу знать... Я хочу понять, зачем нам даются такие
страдания? За что? Первое время казалось, что после всего у меня во взгляде
что-то темное появится. Чужое. Я не выдержу... Что меня спасло? Вытолкнуло к
жизни? Вернуло... Мой сын... У меня есть еще один сын... Наш с ним первый
сын... Он давно болен... Он вырос, но видит мир детскими глазами, глазами
пятилетнего мальчика. Я хочу теперь быть с ним... Мечтаю поменять квартиру
поближе к Новинкам, там у нас психиатрическая больница. Всю свою жизнь он
живет там. Это приговор врачей: чтобы он жил, он должен быть там. Я каждый
день езжу туда. Встречает меня: "А где папа Миша? Когда приедет?" Кто еще у
меня об этом спросит? Он его ждет.
Мы будем ждать с ним вместе. Я буду читать свою чернобыльскую
молитву... Он -- смотреть на мир детскими глазами..."

Валентина Тимофеевна Апанасевич,
жена ликвидатора

Вернуться назад

Реклама

Свадьба? Подберите банкетный зал на 400 человек в Москве.  → Оформить заказ на печать каталогов можно на сайте нашей типографии.